России запретили иметь флот на Черном море

1853-го царь Николай I правил Российской империей уже 28 лет. Его идеей фикс было отобрать у турок Константинополь. Этим центром восточного христианства, наследником Рима, они владели ровно четыре века – с 1453-го. Отвоевания Константинополя – «второго Рима» – вдохнуло бы жизнь в старый русский исторический миф, что «Москва – третий Рим». Царская армия насчитывала более миллиона штыков. Николай I был свято убежден в ее высокой боеспособности. Ведь 1849-го моментально укротила непокорных венгерских повстанцев, спасши Австрию и всю Европу от революции. Поэтому император рассчитывал, что в будущей войне с Турцией благодарны австрийцы выступят на его стороне. Англию, которая имела самый большой в мире флот, император «подкупил», пообещав послу сэру Гамильтону Сеймуру в обмен на нейтралитет его страны делить вместе с Англией захвачены турецкие территории. Николай I надеялся также на невмешательство Пруссии: его жена была сестра прусского короля.

Для войны нужен был повод. И здесь монарх вспомнил о Кучук-Кайнаджирський мирный договор, подписанный его бабушкой Екатериной ИИ с турками 1774 года. Он признавал русского царя покровителем православного населения Османской империи. Это были молдаване и валахи – так тогда называли румын, греков, болгар. Почти столетие ни один из российских императоров не упоминал о символический статус опекуна единоверцев, подданных султана. Теперь же вдруг Петербург зациклился на этом в своей внешней политике.

В феврале 1853-го Николай I отправил в Константинополя- на протекторат России над 12 млн православных жителей его империи. Это то же самое, если бы султан начал добиваться, чтобы российские мусульмане, например поволжские и крымские татары, вдруг стали его подданными. Султан отказался. Зато попросил англо-французский флот войти в пролив Дарданеллы, чтобы защитить его страну от возможной российской агрессии. 21 мая возмущен Меншиков оставил Стамбул.

За две недели Абдаль-Маджид издал фирман – султанский указ, которым официально гарантировал права и привилегии христианам своей империи, прежде всего православным. Надеялся этим уладить конфликт. И нет: по приказу Николая I российский 82-тысячный корпус под командованием генерала Михаила Горчакова 21 июня 1853 форсировал реку Прут и захватил дунайские княжества Молдавию и Валахию – вассалов Турции. В ответ на российскую оккупацию через месяц представители Великобритании, Франции, Пруссии и Австрии собрались в Вене. И приняли обращение к султану с требованием соблюдать всех предыдущих соглашений по православного населения. Николай I торжествовал – европейское сообщество выступила на его стороне. А уже с Турцией один на один он легко справится. Султан проигнорировал венский призыв и потребовал ухода российского агрессора за пограничную тогда реку Прут. Царь отказался. 16 октября Стамбул объявил Петербурга войну. За четыре дня Николай I подписал манифест «О войне с Оттоманской Портой». 20 октября император считал началом исторического похода на получение Константинополя. Сначала события развивались в пользу россиян. Они разбили турок на Кавказе. Черноморский флот во главе с вице-адмиралом Павел Нахимов потопил турецкую эскадру в Синопской бухте. При этом турки потеряли почти все корабли и большинство личного состава. Желанный Константинополь был уже на расстоянии вытянутой руки. И тут случилось непредвиденное 4 января 1854 го Англия и Франция ввели свои эскадры в Черное море и потребовали от Николая I немедленно вывести войска из Молдавии и Валахии. Император был шокирован. Он не знал, что англичане и французы заранее тайно гарантировали султану неприкосновенность границ его государства. А теперь заманили Петербург в ловушку. Ведь молча вернуть назад россияне уже не могли. А воевать с объединенными армиями нескольких европейских стран было невозможно. И Николай I считал свое войско непобедимым. Поэтому приказал министру иностранных дел сообщить Лондон и Париж, что требование о выводе армии – оскорбительна, и он ее даже не рассматривать. В ответ Англия и Франция официально заключили союзный договор с Османской империей и объявили России войну. Вскоре к союзникам присоединилась еще нейтральная Австрия. Она тоже предъявила России ультиматум о выводе ее войск из Молдавии и Валахии. Впоследствии эти требования поддержало и королевство Сардиния – часть нынешней Италии. Россия оказалась в полной политической изоляции. В конце июля 1854 го союзники выбили ее войска с оккупированных территорий. А дальше взялись уничтожать Черноморскую флотилию – чтобы больше не угрожала Турции. Для этого нужно было взять Севастополь. Потому что когда после Синопской битвы англо-французская эскадра примчалась на защиту Османской империи, российский Черноморский флот укрылся в Севастопольской бухте. Ведь корабли союзников имели винтовые двигатели, а российские были устаревшие, еще парусные. Севастополь был хорошо укреплен с моря. Поэтому англо-франко-турецкая армия прибегла к маневра: 1 сентября неожиданно высадилась с кораблей в Евпатории, в которой не было военного гарнизона, и по суше отправилась на юг, в направлении Севастополя. А с тыла он был незащищенный. Николай I назначил командовать армией морского министра Меншикова, которого считал выдающимся стратегом. Тот попытался остановить противника, но потерпел сокрушительное поражение. 14 сентября солдаты союзников появились в окрестностях Севастополя. Россияне атаковали неприятеля в Балаклаве, дальше у Инкермана. Но союзники отвергли их вглубь Крымского полуострова, отрезав от Севастополя. Город оказался в осаде. Длилась она 349 суток. Сдача Севастополя – столице Черноморского флота – означало бы для России неизбежную потерю Крыма и переноса линии фронта вглубь империи. А это могло бы привести к потере значительной части Украины. Николай I решил штурмовать с моря Евпаторию, выбросить оттуда англо-французско-турецкий неприятелю в спину. На рассвете 5 февраля 1855 российский десант, усиленный греческими добровольцами, атаковал союзников. Захватил несколько улиц, но дальше наступление захлебнулось – в атакувальникив закончились патроны.

После известия о крушении в Евпатории в Николая I не оставалось никакой надежды на перелом в войне. Вместо ключей от Константинополя и мирового триумфа царя ожидало подписания унизительного мира, признание вины за развязанную войну и бесславие. И амбициозный, и самолюбивый император приказал личному врачу Мандту принести яд. За несколько часов Николая I не стало. Официально объявили, что 58-летний монарх, который до никогда не болел, 18 февраля 1855 го умер от простуды. В тот же день на российский трон сел 37-летний сын Николая I – Александр II в. Агония Севастополя происходила уже на его глазах. 22 мая союзники взяли важные Федюхини и балаклавские высоты, а 27 августа завладели ключевым пунктом обороны города – Малаховым курганом. Дальнейшее сопротивление не было смысла. Защитники затопили корабли Черноморского флота и оставили Севастополь. Александр ИИ попросил противников прекратить боевые действия и сесть за стол переговоров. Участники военного конфликта, а также Австрия и Пруссия, собрались в Париже на международный конгресс. Глава российской делегации граф Алексей Орлов 30 марта 1856 подписал капитуляцию России. Подобные акты о поражении империя раз подписывала 1711-го. Петр тогда «продул» Прутский поход против турок. Парижский мирный трактат лишил Россию права иметь военный флот на Черном море, а также крепости и прибрежные арсеналы. Российская империя публично отказалась от претензий на Молдавию, Валахию и Южную Бессарабию. Русского царя лишили покровительства над христианами Османской империи, заменив коллективным патронатом всех великих держав. План расширения влияния России на восток провалился. Накануне Крымской войны русской армии не хватало оружия и боеприпасов. Империя производила в год 50-70 тыс. Ружей и пистолетов – во время войны реальная потребность составляла 200 тыс. Единиц в год. Было 100-120 пушек, а понадобилось втрое больше. Катастрофически не хватало пороха. Новых образцов оружия почти не вводили. Русскую пехоту вооружали гладкодульнимы ружьями, заряжали за 12 мероприятий, а стреляли лишь на 200 шагов. Зато англо-французская и отчасти турецкий пехоты имели дальнобойные винтовки с нарезными стволами, что стреляли на 1300 шагов. Устаревшим был и военно-тактический обучение. Российское военное ведомство в течение двух десятилетий возглавлял князь Александр Чернышев. Он готовил армию не столько для войны, как для парадов, так как их очень любил Николай I. Солдаты артистически маршировали по плацу, но не умели прицельно стрелять – на стрелковые обучения каждый получал 10 патронов в год. Командование держалось устаревшей линейной тактики – российские военные соединения воевали компактными массами, двигаясь громоздкими шеренгами. В сутки дальнобойной артиллерии и нарезных ружей это приводило к большим потерям от огня противника. Зато на Западе уже давно убедились в преимуществе движения колоннами и рассыпного строя. Военно-морской флот России был третий в мире после английского и французского. Однако если Англия и Франция должны были вместе 454 боевых судна, в частности 258 пароходов, то Россия – 115 кораблей, при 24 пароходах. Сухопутные силы численно были примерно равны: 1100000 солдат в России против 1090000 в союзников (150 тыс. В Англии, 540 тыс. Во Франции и 400 тыс. Со стороны Турции). После Крымской войны, когда Европа запретила России иметь военный флот на Черном море, Севастополь «переформатировался»: военный порт стал торгово-пассажирским. В некогда закрытое военный городок пришел частный капитал. А вместе с ним – торговля, ремесла, сфера услуг. Сюда проложили железную дорогу, которая соединила город со всеми крупными торговыми центрами империи. Увеличилось население, выросли доходы городского бюджета. Первую в Крыму рекламную газету открыли в 1882-м именно в Севастополе. Развернулось гражданское строительство, появились красивые дома, комфортабельные отели, магазины. Город, как писали тогдашние путешественники, превратилось в одно из самых красивых в Российской империи, вроде западноевропейских. Севастополь также стал воротами Крыма. В его порту пришвартовывались все пассажирские и торговые корабли, шедшие из Одессы на Кавказ. Основной курортный пассажиропоток на полуостров тоже сталкивался именно сюда. А уже отсюда люди разъезжались по Южному побережью. Туристы потянулись и к самому Севастополя – чтобы увидеть места обороны города. Людской поток был такой, что 1857-го вышел специальный «Путеводитель по Севастополю, его бастион и окрестностям с целью благотворения на его развалинах». И здесь 1886 Александра III подписал манифест о возрождении в Севастополе Черноморского флота. Коммерческом порту приписано передислоцироваться на восток полуострова – в Феодосию. Предприниматели, торговцы, кустари сворачивали дела и тоже переносились туда. Зато в Севастополе вновь появились российские моряки, а вместе с ними и военный быт. Все это «нанесло городу Громадный ущерб. Опять наступил период упадка торговой жизни, який продолжается до сих пор », – писал путеводитель по Крыму 1914 года.

По материалам УИНП.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *